Амур-батюшка в «объятиях» фенола.

Великая дальневосточная река уже не справляется с хозяйственно-бытовыми отходами
Бассейн реки Амур, или Приамурье, – огромная страна, простирающаяся более чем на 1500 километров с севера на юг и почти на 2500 с востока на запад и занимающая общую площадь около 1,9 млн квадратных километров. Более половины этой территории находится в пределах России, захватывая значительные пространства Приморского и Хабаровского краев, Амурской и Читинской областей и полностью – Еврейскую автономную область.

Приамурье богато озерами и реками, главная из которых – Амур – имеет протяженность 2824 километра. Основные его притоки – Сунгари, Зея, Уссури и Бурея. Амур входит в десятку крупнейших рек мира, имеет своеобразный характер водного и руслового режимов, является трансграничной рекой. Его бассейн отличается богатством ресурсного потенциала, в первую очередь биологического.
Как на многих реках земного шара, на Амуре отмечаются циклические колебания водности с меняющейся продолжительностью и интенсивностью различных фаз колебаний. Истинные причины этого не выявлены. Однако гипотетически можно назвать продолжающееся обезлесивание территории Приамурья, а также глобальные изменения климата, которые влияют на интенсивность и пути циклонов и антициклонов, формирующих поле атмосферных осадков, интенсивность муссонной циркуляции. По данным исследований ученых Института водных и экологических проблем ДВО РАН, в последние 20 лет годовые суммы осадков в бассейне, например, Среднего и Нижнего Амура уменьшились в среднем на 10–20 процентов.

На характер стока Амура оказывает влияние и зарегулирование гидрорежима его крупнейшего притока – Сунгари (две крупные ГЭС), а также Зеи (Зейская ГЭС), в результате чего произошло сужение диапазона колебаний уровней воды в реке за счет снижения высших и повышения низших уровней.

Весьма интересной, специфичной и значимой проблемой следует считать динамику русловых процессов Амура, поскольку в ряде случаев она определяет хозяйственную, экологическую и даже международную обстановку на некоторых участках Приамурья. Например, в районе хабаровского водного узла процессы переформирования протоки Казакевичева (Амурской) существенно усложнили судоходство, а также потребовали обсуждения и решения некоторых пограничных вопросов в этой зоне с китайской стороной. В пределах этого же узла быстрое развитие протоки Пемзенской привело к обмелению Амура на траверзе Хабаровска, заносу русловыми отложениями водозаборных оголовков, угрозе нормальному функционированию автомобильно-железнодорожного моста. При этом одновременное обмеление Амура и Амурской протоки приводит к снижению «промывочного» эффекта в водных экосистемах у Хабаровска и осложнению здесь общей экологической обстановки.

Одной из серьезных и важных современных проблем является загрязнение Амура, которое сказывается как на состоянии природных водных и околоводных экосистем, так и на здоровье людей. Амурская и Еврейская автономная области сбрасывают в реку около 130 млн кубометров недостаточно очищенных сточных вод, но при разбавляющей способности реки негативные последствия таких сбросов достаточно хорошо нейтрализуются. Хабаровский край спускает уже 170 млн кубометров, что усугубляет экологическую обстановку в реке, но не делает ее критической.

Как показывают исследования нашего института, определяющую роль в формировании качества воды в Амуре играет КНР, на северо-востоке которой в бассейне реки Сунгари проживает около 70 млн человек (в то время как с российской стороны живет лишь немногим более 5 млн человек).

Например, еще в восьмидесятые годы на дацинских нефтепромыслах образованы семь нефтедобывающих и два экспериментальных района с действующими более 11 600 нефтегазоносными и более 900 станциями сжижения газа. В городе Дацин располагались 14 нефтеперерабатывающих заводов, на которых перерабатывалось около 11 млн тонн нефти, завод химических удобрений. В городе Цзилинь – завод аммиачной селитры. В городах Харбине, Муданьцзяне и других – заводы по производству синтетического каучука, пластика, химических волокон.

К настоящему времени промышленный потенциал Китая в этом районе еще более вырос, соответственно возросла и нагрузка на Сунгари и Амур. Учеными-гидрохимиками ИВЭП ДВО РАН в последние годы отмечаются в Амуре ниже впадения Сунгари высокие концентрации целого ряда веществ, в том числе ионов натрия, хлоридных и гидрокарбонатных ионов, а также нитратных и фосфатных ионов. Например, в конце октября 1998 года, уже на спаде осеннего паводка, суточный сток фосфора и нитратов у Хабаровска составлял соответственно 215 и 9500 тонн, что почти в четыре раза больше того количества, которое поступило в Амур со сточными водами всех предприятий Хабаровского края за весь 1992 год.

За последние несколько лет в Амуре существенно снизилось содержание растворенного в воде кислорода, а ниже Комсомольска-на-Амуре в подледных водах наблюдается его дефицит. В то же время идет постоянное увеличение стока минерального азота. Результаты гидрохимических исследований на приграничных участках Амура в зимнюю межень 1999–2000 годов показали, что содержание аммонийного азота в его водах выше впадения Сунгари не превышает ПДК, в то время как ниже возрастает до 6,2 ПДК.

В мае 2001 года в Амуре ниже впадения Сунгари концентрации фенолов доходили до нескольких десятков ПДК, а мутность и минерализация воды в 10 и более раз превышали фоновые показатели. В сунгарийской воде в массе развивается водный гриб Leptomitus lacteus – индикатор сильного органического загрязнения. В Амуре выше Сунгари его нет.

В результате микробиологических исследований сезонной динамики качества воды в Амуре было установлено значительное поступление в него с водами Сунгари биохимически лабильных и трудноминерализуемых органических веществ. По численности сапрофитных бактерий амурская вода ниже устья Сунгари в 1999–2000 годах была классифицирована как «сильно» загрязненная. По данным «Амуррыбвода», значительная часть рыбы (лососевые, частиковые), выловленной на Нижнем Амуре в период с декабря 1999 года по апрель 2000-го, была забракована из-за сильного постороннего химического запаха. Методом газовой хроматографии выявлена группа летучих органических соединений, участвующих в его формировании, – этанол, метанол, ацетон, уксусный альдегид, этилацетат, изопропанол, метилэтилкетон, эфиры масляной кислоты и комплекс неидентифицированных продуктов.

Вместе с тем необходимо отметить, что помимо промышленных, сельскохозяйственных и коммунальных стоков гидрорежим, качество воды и в целом состояние экосистем в Амуре и других реках Приамурья в значительной степени определяются и такими факторами, как рубки леса и пожары. Последние на 80–90 процентов имеют антропогенное происхождение. В результате воздействия этих факторов в Приамурье осталось не более 10 процентов девственных лесов, все остальные леса производные. На обследованных участках изменяются уровни залегания грунтовых вод, сезонной и многолетней мерзлоты, изменяется температурный режим поверхности суши, озерных и речных вод. Высокая температура воды в реке Амгунь (до 29 градусов) на значительном по протяженности обезлесенном участке привела в 1998 году к массовой гибели идущей на нерест горбуши. На таких участках увеличиваются скорость формирования паводков и степень их катастрофичности, подтверждением чему явились паводки 1995 года на западном Сихотэ-Алине. Рубки леса и особенно пожары приводят к массовому заилению лососевых нерестилищ, которых в российской части Приамурья за последние 20 лет утрачено уже более 200 гектаров.

Расчеты показывают, что с площади одного квадратного километра сгоревшего леса в водные экосистемы поступает 7–8 тонн различных химических элементов, в том числе ионы калия, кальция гидрокарбоната, кремния и фосфат-ионы. От их содержания зависят жесткость, кислотность воды и другие физико-химические характеристики местообитаний гидробионтов.

О масштабах пожаров и степени их влияния на природные экосистемы говорит тот факт, что только в Хабаровском крае за последние 50 лет зарегистрировано более 31 тысячи лесных пожаров, которыми пройдено более 10 млн гектаров территории, в том числе многие участки – неоднократно. Катастрофическими пожарами 1998 года в Приамурье было пройдено более 5 млн гектаров территории. Только в Хабаровском крае пожарами было охвачено около 2,5 млн гектаров леса, в результате чего уничтожено около 20 млн кубометров и повреждено огнем более 130 млн кубометров древесины, а горимость в некоторых лесхозах достигала 30 процентов. Поэтому вполне очевидно, что пожары являются существенным фактором, влияющим на процессы формирования качества воды в экосистемах Приамурья, а сам Амур уже исчерпал естественные возможности эффективного самоочищения и из года в год ухудшает свое экологическое состояние.

Необходимы разработка единой схемы мониторинга состояния природных экосистем, согласование единых механизмов наблюдений, методик сбора и обработки информации, порядка обмена информацией, создания согласованных экологических регламентов в природопользовании и т.п. Поскольку Россия и Китай в ряде случаев имеют не вполне близкие точки зрения на процессы природопользования и перспективы развития Приамурья, необходимо организовать серию встреч, совещаний, конференций, целью которых должно быть сближение позиций в области оценки и решения природопользовательских и экологических проблем. Совместная с Китаем работа над «Уссурийским проектом», участие китайской стороны в международной конференции «Амур на рубеже веков» в 1999 году, в первой экологической конференции городов-побратимов (Хабаровск, Харбин, Ниигата) в 2001 году и специальной российско-китайской встрече в начале 2002 года в Хабаровске, где обсуждались амурские проблемы, вселяют надежду на перспективное взаимопонимание и положительные результаты сотрудничества.

О Братске
Символика
© Городской портал «вБратск»: свежие новости, прогноз погоды, афиша
      Карта сайта: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]         Пишите админу на andsale@hotmail.com