САХАЛИН: Кормит прибрежная рыбалка

Казалось бы, сам бог велел сахалинцам заниматься прибрежным рыболовством. Область находится в центре «колыбели» Охотского моря, а со стороны Курил имеет выход в Тихий океан. Рыбы и морской живности вокруг – лови и лови, не особо удаляясь от берега. Собственно, несколько десятилетий назад именно с освоения прибрежных ресурсов начинала свое становление рыбная отрасль Сахалина. В 50-х годах здесь, к примеру, действовали 67 рыболовецких колхозов и артелей. В основном ловили лососевых, навагу, камбалу…

А с середины 50-х был взят курс на развитие океанического рыболовства. Надо было завоевывать морские просторы, где уже хозяйствовали суда иностранных государств. Однако с тогдашним стремлением догнать и перегнать Америку, со слепым исполнением «планов громадья» прибрежные рыболовецкие хозяйства остались без внимания. И только в 70-х, когда океанические базы были созданы, рыбколхозы начали развиваться, приобретать суда и для выхода в море. Поселки и села рыбаков ожили.

На сегодняшний день в Сахалинской области насчитывается девять рыболовецких колхозов. Они и еще несколько предприятий прибрежного хозяйства объединились в ассоциацию «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области». В общей сложности флот ассоциации состоит из 160 судов разного класса. Есть и стеркодеры, и среднетоннажные суда, и малотоннажные. На их долю приходится более половины годового объема улова всех сахалинских рыбаков. Всего же в области около 600 единиц рыболовецкого флота. Некоторые хозяйства в конце 90-х попали в число банкротов, но введение внешнего управления приостановило процесс их распада.

Рядом с рыбколхозами в последние годы как грибы росли другие прибрежные рыбопромысловые и рыбоперерабатывающие структуры. Их число постоянно менялось – одни уходили, другие приходили. Процветала теневая экономика, пока администрация области не взялась за наведение порядка. При закреплении участков, наделении лимитами теперь учитывается выполнение обязательств по налогам, выплатам в другие фонды и заработной платы.

Положение стабилизировалось: на рыбной ниве у берега остались в большинстве своем крепкие стабильные структуры, объединившиеся в ассоциации. Некоторые из них, правда, активно работают лишь в сезон лососевой путины, но немало и таких, кто круглый год добывает, перерабатывает рыбу и морепродукты – морскую капусту, креветку, гребешка, кальмара. В области достаточно фирм и компаний, настроенных на развитие береговой базы и населенных пунктов, где они расположены. Устанавливают холодильники, строят и расширяют рыбоперерабатывающие цеха, модернизируют консервные линии, бытовые помещения. Стонут под гнетом аукционов, давлением различных контролирующих органов, требующих деньги по поводу и без, страдают из-за отсутствия четких законов по рыболовству, но работают. Всего же на островах зарегистрировано около 600 предприятий, имеющих лицензии на вылов и переработку рыбы.

В прошлом году, потеряв январь и февраль из-за неразберихи с аукционами, задержки со стороны Госкомрыболовства приказа по распределению квот (а их еще и срезали), рыбная отрасль Сахалина проявила живучесть и гибкость. Было выловлено рыбы и морепродуктов в объеме 422,8 тысячи тонн, что на 1,3 процента больше, чем в 2000 году. Кстати, сахалинский улов – это четверть от всего улова дальневосточных рыбаков и 15 процентов от общей массы рыбы и морепродуктов, выловленных в России. Объем товарно-пищевой продукции возрос на 8,4 процента, производство консервов – на 38,8 процента. Увеличилась сумма налоговых отчислений – более 500 млн рублей пошло в бюджеты всех уровней. Впрочем, последняя цифра могла быть и побольше: у ряда предприятий налоговая отдача с тонны добытой рыбы мизерна.

Год был «рыбным» за счет подходов лосося к берегам Сахалина и Курил. Его выловлено более 120 тысяч тонн. Почти весь сырец пошел на береговую перерабатывающую базу. Прибрежные хозяйства за год взяли более 15 тысяч тонн наваги, около 20 тысяч тонн камбалы, около 4 тысяч тонн сайры и другую продукцию. Вот и считайте – получается, что почти половина областного улова за год приходится на «прибрежку». Хотя по-прежнему львиную долю в рыбной отрасли Сахалина и Курил занимает промысел минтая в Охотоморье.

В принципе перерабатывающие мощности Сахалина и Курил сегодня способны принять весь улов. На островах более 30 рыбоперерабатывающих заводов, масса холодильников. Решена проблема с обеспечением тарой – действуют мини-заводы по изготовлению банки для консервов и жестяно-баночная фабрика в Холмске, фабрика гофротары в Корсакове. Некоторые районы буквально напичканы холодильниками, цехами и предприятиями переработки. На Северных Курилах, скажем, где проживает около пяти тысяч человек, их пять, на юге Сахалина, в Корсаковском районе – более десяти, в Южно-Сахалинске – 26.

Администрация области, направив несколько лет назад свои управленческие усилия на развитие прибрежного хозяйства (для чего было создано государственное унитарное предприятие «Региональный центр регулирования прибрежного промысла и промразведки»), добилась своего – пойманная рыба и морепродукты в основном идут на переработку, рыбопромышленники научились выпускать продукцию хорошего качества, которую закупают коммерсанты и Центральной России.

Однако многие специалисты считают, что дальнейшее наращивание перерабатывающего комплекса чревато негативными последствиями. Уже сегодня он не загружается полностью. Кто порасторопнее да пооборотистее, больше внимания уделяет повышению качества, усовершенствованию технологии выпуска продукции. И правильно делают – без выхода на западные рынки с конкурентоспособной продукцией береговая база обречена. Часть предприятий находит возможность приобретать специализированные суда для промысла ранее не осваиваемых ресурсов… Сахалинцы, кстати, до сих пор ежегодно не выбирали лимиты по кальмару, морской капусте, сайре, треске, окуню. Вот где резервы развития прибрежного хозяйства и вообще рыбной отрасли.

В 1998 году после проведенных исследований специалисты СахНИРО и ТИНРО-центра утверждали, что в прибрежной зоне Сахалина и Курильских островов достаточно много биоресурсов, пригодных для освоения. Но сказав «а», не сказали «б». Комплексной ревизии имеющихся запасов у берегов все-таки не проведено, поэтому нет данных о размерах запасов отдельных видов прибрежной живности, рекомендации о внесении их в систему квот. А именно с освоением новых видов или ранее «непрестижных» и связывает перспективы «прибрежка», которая в основном и кормит население.

Выводить свой флот в океанские просторы, как желает этого Москва, не хватит сил. Продолжать промысел в Охотоморье тоже становится невыгодно – лимиты урезают, на покупку квот требуются огромные средства. Не браконьерничая, затраты не покроешь…

Ученые и рады бы исследовать прибрежные воды в полном объеме, да не хватает средств, тем более что и квоты на контрольный лов с каждым годом сокращаются. Но в принципе они согласны, что нужно смелее вводить в промысел новые ресурсы, особенно те, которые привлекают внимание браконьеров.

По мнению директора СахНИРО Владимира Радченко, в районе Курил следовало бы разрешить вылавливать морского ежа в разумных объемах. Этот объект долгое время не изучался, добывать его было запрещено, но при более детальном изучении оказалось, что запасов этого ценного морепродукта достаточно, чтобы начать официальный промысел. Польза будет всем: легальные структуры, а это прибрежные хозяйства, будут иметь прибыль, бюджет – доход в виде налоговых отчислений. Владельцы квот не дадут нелегалам браконьерничать.

Ученый прав в главном – нужно дать возможность рыбакам береговых хозяйств осваивать «местные» ресурсы. Одновременно надо вести работу по воспроизводству рыб, выращиванию марикультуры, как это делают соседи – японцы.

Резоннее часть средств, которые предполагается выделить для возрождения океанического флота, использовать для поддержания сахалинских береговых перерабатывающих мощностей и рыбацких поселков. Надо дать возможность с помощью комфортных кредитов купить маломерный флот, снасти, иметь более-менее приличный причал и оптовую базу, куда можно сдавать излишки. И работа будет, и рынок наполнится разнообразной рыбой и морепродуктами.

Сегодня непонятно, что все-таки уготовано «прибрежке» и в целом рыбной отрасли области в связи с навязчивой идеей о возрождении могущества рыбацкого флота России в Мировом океане. Неплохой в сущности идеей, но трудно реализуемой при нынешних экономических условиях – ведь нужны огромные средства на обновление крупнотоннажного флота (сахалинский, в частности, по утверждению ряда специалистов, обветшал на 60–70 процентов) и огромные усилия, чтобы найти свое место «под солнцем океанов». А «прибрежка» – вот она: есть база, есть желание работать, достаточно и ресурсов. А если их еще к тому же рационально использовать…

Недавно в Госкомрыболовстве вышел приказ о развитии прибрежного рыболовства и марикультуры. Перед региональными отраслевыми департаментами поставлена задача иметь программу развития прибрежной базы до 2010 года. Хотелось бы надеяться, что последуют и другие конкретные действия. А с учетом того, что администрация, местные власти и ассоциации рыбаков Сахалинской области уже сделали определенные шаги к укреплению рыболовецких береговых хозяйств и баз, можно предположить, что на островах дело в дальнейшем пойдет быстрее.

Островные рыбаки особого оптимизма не испытывают даже накануне лососевой путины. Она не обещает быть обильной – по прогнозам ученых, в нынешнем году к берегу Сахалина и Курил подойдет красной рыбы в два раза меньше, чем в прошлом, – 56 тысяч тонн против 122 тысяч. Промысловый год начался с нервотрепки по поводу московских аукционов, задержек выдачи разрешительных билетов… Впрочем, рыбак всегда надеется на удачу. И дай бог, чтобы она рыбаку действительно улыбнулась.

О Братске
Символика
© Городской портал «вБратск»: свежие новости, прогноз погоды, афиша
      Карта сайта: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]         Пишите админу на andsale@hotmail.com